Сергей Бутин

«Мой отец Бутин Василий Григорьевич, родился в городе Иваново в 1917, закончил музыкальный техникум, выступал с дядей на концертах. Призван в армию, воевал на Халхин-Голе, воевал под Курском, попал в плен, вывезен в Италию, там воевал в партизанских отрядах имени Гарибальди, после войны был сослан в Ленинабад, переменил место работы на Адрасман, откуда в 1954 году выехал к моей маме на родину в — Одессу. Здесь работал учителем музыки в моей школе 29, писал музыку к песням об Одессе и не только. Умер в 1988 году. Мама — Бутина (Бурковская) Валентина Емельяновна родилась в Одессе в 1925 году, умерла недавно в 2010 году. Училась в музыкальной школе. Поступила в машиностроительный техникум, который помешала закончить война. Во время окупации работала в порту в столовой и канцелярии кригсмарине. Помогала доставать документы бежавшим советским военнопленым, те, впоследствие, устраивались моряками на торговые суда Германии. Когда советские войска стали наступать, ее вывезли в Германию, где она работала на картонажной фабрике под Гамбургом. Условия труда были нормальными — два выходных, чистая постель, по выходным пирог. Свободный выход в город. (Это я о так называемых «зверствах немцев») Попала вместе с немцами под ужасную варварскую бомбежку союзной авиации, когда город накрыли ковровым бомбометанием и сверх того, поливали фосфорным дождем. Мама была контужена, и когда пришли наши войска ее возили на лечение в Карловы Вары. Она работала переводчицей в штабе Конева. В Цвиккау, мама была со своим первым мужем на концерте в лагере фильтровочном, где играл мой будущий отец. И тогда она заявила:
— Вот этот человек будет моим мужем.
Степан Орестович застрелился, потому что не захотел расставаться с моей мамой, но у него, оказывается была жена…. (Сюжет для фильма)
Мама вернулась в голодную Одессу, потому что очень тосковала по Родине. В те годы это не было пустым звуком. Она поехала к папе в Таджикистан.»

Butiny

Это мои, так горячо любящие друг друга, родители. Сейчас, редко встретишь такую самоотверженную любовь.

Здесь наша семья и подруга мамы - Надежда(справа). Я - самый маленький. Адрасман, где-то 1952-1953 гг.

Здесь наша семья и подруга мамы — Надежда(справа). Я — самый маленький. Адрасман, где-то 1952-1953 гг.

IMG_5758

Я с моей мамочкой в последние годы ее жизни.

Отрывки из маминых воспоминаний о периоде жизни в Таджикистане.

« — Да, итак в августе 1947 года покинула я Одессу голодную, и поехала за своим счастьем!!! В далекую дорогу — в Ленинабад! Ехала долго, продукты набрала в Одессе, продав костюм, и еще кое-что! Залила мне мама смальцем кастрюльку, а там — колбаску! Взяла с собой мед с маслом, а по дороге покупала чай: Булочки — из дома, и хлеб! По дороге подносили яблоки, сливы. Месяц августовский был очень жаркий, тем более, когда через Россию ехали — пересадка в Москве: Хорошо — не одна, было кому за корзинами присмотреть! Казалось, конца краю не будет этой дороге: Дала телеграмму, что уже в пути, которую, конечно, никто не получил: Но потом, Ташкент, и наконец — Ленинабад. В жаркий августовский вечер, наконец, приехала с тетей Катей: Васенька был на работе — играл в джазе вечерами, где всегда собиралось очень много народу. Ну встретил меня Васин друг — Стешкин, руководитель джаза. Он что-то приболел, но каждый вечер ездил на вокзал, в надежде меня встретить! Когда на вокзале увидел меня — стразу догадался, что это — я. Всегда бедная, но нарядная — в шифоновом красивом платье, в замшевых босоножках, золотые часики, которые скоро сняли там же в Ленинабаде, пара красивых колец, в темно-зеленом тюрбане, с красивой причёской! Я, когда вышла на вокзале, все мужчины оглядывались — стройная, нарядная, всегда дорогими духами пахла — . Папочке привезла хорошие гостинцы. В Москве купила баночку крабов, шпроты, хорошей копчёной колбасы, бутылочку чего-то хорошего, не помню, кажется — коньяк, и уже в Ленинабаде роскошную большую дыню азиатскую, и килограмма два винограда, вкусные чебуреки с мясом. В общем, когда приехали, и накрыла потом на стол — все восхищались: Бабушка Катя, персики купила, а у Ивана Стешкина был казан плова из баранины! Но все это я спрятала за ширмой, ожидая своего любимого друга! И когда он только вошел — сразу услышал запах моих любимых духов, и понял, что дорогая гостья приехала!.. Не было в этот вечер цветов — потому что не думал, что именно в этот вечер я приеду!!! Не могу описать его радости, и восторга, и слез, которые сразу одолели его от счастья! — Ну вот, родная моя, слава Богу, добралась!!! Он, как большой ребёнок был счастлив, и все ему казалось, что это сон — светлый сон: А, как накрыли на стол — да еще салфеточки сохранились! Друзья приехали со своей работы, и не могли на все наглядеться!!! Играть было нельзя, потому что было часов двенадцать ночи!!! Но все долго восхищались и, конечно, пили за наше здоровье. Чаю много напились — и это был всем нам большой Праздник. Это в первых числах августа, а 9-го мой день рождения! В первый раз в Средней Азии! Там страшная духота — я задыхалась от жары! Ещё вечером сносно — но днем!.. И начал мой родненький Васенька думать, чтобы вывезти меня в горы, где не такая нестерпимая жара, хотя материально здесь было неплохо, каждый день свежий заработок — виноград, персики, чебуреки, но я изнывала от жары. Нам уже дали комнату в финском домике — прибыл багаж — все цело и невредимо — чистейшая белоснежная постель, плитка электро, кухня, туалет: Но вскоре нас обокрали. Забрали очень ценные вещи — фотоаппарат, манто котиковое, много платьев, блузочек, Васино кожаное пальто и много других ценных вещей, которых уже никогда не купишь — с руки сняли мои золотые часики и колечки, которые я в голодовку в Одессе сохранила! Слава Богу, постель не тронули, одеяло. Остались мы в фуфайке на двоих: И решили переехать в Адрасман. Это в горах — там не так душно, а я уже была беременная моей доченькой, которая родилась в Адрасмане, Анжелочкой. Там нам дали сначала одну комнату, с большой плитой на втором этаже, очень чистенькую. Купили, в первую очередь, большую кровать на панцирной сетке, двуспальную, очень удобную, выписали два красивых одеяла — из одного пошила светлое пальто. Все думали — заграничное: Велюровая синяя большая шляпа. Днем Васенька пошёл работать в шахту горным мастером, а вечером в клубе играл, напротив квартиры. На соревнованиях в городе Ленинабаде получал премию и почетную грамоту, отрез на костюм, рубахи шёлковые, лакированные туфли, путёвку в Сочи! Но это, так далеко, и нам дали семейную путёвку недалеко от Адрасмана(Канимансур), где мы отдыхали целый месяц с нашей маленькой доченькой Анжелочкой, которая подрастала, загорала, под ярким азиатским солнышком! Питание там было отличное, и дали нам семейный финский домик! Вкусные обеды, много фруктов, печенье, конфет: И я собрала целую большую торбочку печенья и шоколадных конфет, которые я потом в Адрасман привезла. Это мы отдыхали на берегу речки — приток Сыр-Дарьи весь знойный июль месяц, загорели, поправились! И вот, когда мы приехали из санатория — приехали мои мамочка и папа, и сестричка Галочка: Я так хотела, чтобы она устроила свою личную жизнь — там так много хороших парней было ее возраста — окончивших горный институт — красивых, молодых, хорошо материально обеспеченных: Вот и приехали к моему августовскому дню рождения, с гостинцами, подарками! Радости моей не было конца! Собралась наша дорогая семья воедино за праздничным, домашним столом и Васенька со своим весёлым баяном, со своими песнями, частушками, припевками, в исполнении своего приятного, обворожительного голоса! Всем своим подругам желаю мужа — музыканта: Какое бы ни было настроение, но если заиграет музыка — сразу делается на душе легко, и радостно, и простой кусочек хлеба кажется пирожком, а простая жаренная картошечка — самой вкусной закусочкой: Тем более, что я раньше могла ещё немножечко вина выпить: И стали к нам часто приходить друзья — ведь в доме моя сестричка — невеста Галочка, мама с папой очень нервничали! Они пожилые люди, привыкли к более спокойной жизни: Мамочке, конечно, хотелось снова ехать в Одессу. Но я запомнила, какая там страшная голодовка была — поэтому думала, что здесь, все-таки, лучше. Конечно, и квартиру нельзя было продавать — но, в общем, начала мама серьёзно думать, ехать обратно — опять забота навалилась на наши плечи: Галочка, правда, устроилась сразу на хорошо оплачиваемую работу, и смогла маме с папой собрать деньги на обратную дорогу! И вот, через пару месяцев, они снова поехали в путь! Чтоб до зимы добраться: Приехала мама с папой обратно в Одессу, и поселилась с тем человеком, которому отдала свою квартиру — маленькая комната и кухня! Я представляю, какие трудности ей бедной, страдалице, пришлось пережить! Но и сейчас молю Господа Бога и Матерь Божью, за спасенье их душ: Ведь они для нас такое большое дело сделали — спасли квартиру в Одессе, куда мы потом, впоследствии, через 6 лет приехали с нашим прибавлением семьи дорогим, любимым, нашим ненаглядным сыночком Сергеем! (Это моя мамочка обо мне пишет)Мамочка нам потом из Одессы стала пересылать украинское сало, чернослив, чеснок украинский, даже яйца крупные вкладывала в сало, и так пересылала. А мы посылали переводы по 250 рублей. И это была нам большая поддержка — варили каши, заправляли украинским салом, и зимой это была большая помощь! Позже мы получили квартиру в Соцгороде — очень красивую, с нишей для спальни, где поставили большую двуспальную кровать на панцирной сетке, которую потом в Одессу привезла багажом, и детскую! Впоследствии мы тоже переедем в Одессу! Оставим свою квартиру, потому что Анжелочке надо идти в школу в первый класс, а там ходить по горам очень страшно было — и я даже в горах встретила волка — чудом осталась жива, так как несла целую сумку разных вкусных продуктов — колбасы польской 3 кг, мясо баранье, булочки хорошие сдобные штук двадцать, и тут от меня шагах в десяти — волк, как огромная собака: И вот, я ему стала бросать то колбаску, то мясо, то булочки, а он, не поворачивая головы меня преследовал: В январе месяце все мои вещи стали обливаться холодным потом от страха, вся дрожа, я продолжала такой страшный путь, пока не увидела бригаду шахтёров, идущих на смену — я крикнула: — Помогите!!! Они услышали и повернулись ко мне на защиту: Он увидел много людей, и потихоньку подался в сторону — все оглядываясь на меня всей своей тушей, не поворачивая головы: Моему ужасу не было конца, и когда дошла домой — вся мокрая от холодного пота. Потом одна боялась идти на работу на телефонную станцию — приходилось идти к 12 ночи до 8 утра, где я работала телефонисткой: И долго меня преследовал кошмар встречи с этим ужасным голодным горным волком: Одну учительницу молодую, они тоже в горах загрызли — остались только тетрадки, книги и разорванные куски одежды, и страшные останки, с кровью перемешанные…»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s